Роман Шерн

О чём большинство наёмных работников даже не хочет задуматься

Эта статья не обо всех работниках, а лишь об их подавляющем числе во всём мире. Есть и работодатели отягчающие описанные здесь представления работников, но их меньшинство, и они не читают.

О базовых противоречиях

Работники не задумываются о том, что их наём является вынужденной мерой. Вынужденной из-за невозможности всё и в желаемых объёмах сделать самостоятельно. Мерой, вызывающей почти все проблемы, возникающие у работодателей. Да, и работодатели совершают ошибки, но за их последствия они платят сами. За глупости и недобросовестность работников тоже расплачивается работодатель. А сколько это ему стоит, работников не интересует.

Устроившись на рабочие места, люди не хотят, а вынуждены делать то, что надо работодателю. Не хотят, а обязаны подчиняться начальникам. Не хотят: контроля, дисциплины, ответственности и т.д. При этом они не задумываются о последствиях, которые наступят, если ими не управлять, если работодатели будут надеяться на их добросовестность и квалификацию, и бесконечно слушать оправдания: «А я думал, что так будет лучше».

Зато они хотят, чтобы: их мотивировали, стимулировали, чтобы им платили компенсации и предоставляли социальный баул и комфорт, оказывали уважение, понимали их личные проблемы, учитывали их интересы, обучали и многое другое, и… давали много денег. Они искренно считают, что всё это им положено. Даже если ничего не обещано устно и не отражено в трудовом договоре, всё равно работодатель им обязан если не по закону, так по праву справедливости.

Работники не задумываются, что работодатели – тоже люди со своими интересами, желаниями и чувствами, во многом такими же, как у работников.

Представления о деньгах

Люди наслышаны, что у работодателей есть сложности и риски, что им что-то пришлось предпринять, чтобы создать бизнес. Но в суть сложностей, рисков и поступков они не вникают. Да, и зачем, когда у них есть мнение, что все это лишь ради денег. Люди, использующие деньги только для удовлетворения потребительских нужд и желаний, не понимают, что деньги – инструмент для достижения целей, а не цель.

В сознание людей вбито ложное отношение к состоятельным людям. Прочитайте или посмотрите любые художественную книгу или художественный фильм, спектакль, представляющие взаимоотношения между богатыми и бедными. Все они дают установку на бедность. Якобы бедные честнее и морально чище, а богатые – злодеи. Это свойственно и книгам, пьесам и сценариям, написанным состоятельными авторами.

Замешенная на софизмах и приёмах манипулирования якобы реклама не столько продаёт, сколько насаждает потребительство. И хотя люди этому шуму интуитивно не доверяют, но возможность бездумно потратить деньги воспринимают как настоящую «красивую жизнь». Поэтому для оправдания правильности собственной нищенской ментальности недоступные им дорогостоящие атрибуты состоятельных людей воспринимают свидетельствами их преступности. А так как работодатель распоряжается гораздо большими суммами денег, чем получает любой его работник, то этого факта оказывается достаточно для недоверия, а часто зависти, а то и ненависти к нему.

Работники, не связанные с учётом и управлением финансами фирм, знают, что предприятия платят не только зарплату и, что получают деньги от клиентов и покупателей, но о соотношении доходов и расходов не задумываются. Проиллюстрирую тем, как однажды, топ-менеджер крупной группы компаний, которому я отказал в выделении денег на инициируемую им покупку, заявил: «Большое предприятие работает. Значит, не может быть, чтобы не было денег». А ведь это сказал опытный руководитель. Что же ожидать от рядовых сотрудников?

О стоимости рабочего места и затратах на работника

Не задумываются работники о стоимости создания, оборудования и содержания их рабочих мест, о том, что эти расходы надо окупить. Не заморачиваются они и по поводу цены соблюдения норм охраны труда и налогах, которые платит работодатель, уже потому, что начислил им заработную плату. Поговорите с коллегами об этом. Вы убедитесь, что их представления о перечисленных издержках либо смутные, либо вообще никакие. Спросите их о создании и расходовании, например, амортизационного фонда. А если захотите поговорить об этом с финансовым директором, на всякий случай припасите себе валидол.

Если вы предоставляете работникам социальный баул, то ни о его стоимости для предприятия, ни о величине дополнительного к собственной зарплате дохода, выраженного в экономии денег, времени, эмоций работников, они не задумываются. Дают, и хорошо. Почему бы не попользоваться. Халява не ценится. Её просто считают положенной за честь называть их своими работниками. И ни к чему она не стимулирует. Незаработанные деньги лишь развращают. Но если у вас нет хотя бы социального пакетика, то о его важности и необходимости не скажет только ленивый. Вас обязательно будут уговаривать или принуждать делиться. Но если вы понесёте убытки, никто не предложит помочь их покрыть. Это — тоже только ваша проблема.

О функциональной неграмотности

Все люди способны увидеть только то, что знают. Чего не знают, того якобы и нет. Это иллюстрируется, например, разграничением прав доступа к базам данных программных продуктов. Для пользователей с ограниченным доступом не видно признаков того, что в базе данных есть ещё что-то. Да, некоторые догадываются, что им видно не всё, но большинство искренне считает, что в базе больше ничего нет.
К тому же большинство людей не думает. Внутренний диалог с самим собой – не размышления. Популярна фраза Генри Форда: «Думать – самая трудная работа; вот, вероятно, почему этим занимаются столь немногие».

Это – не столько вина, сколько беда не думающих людей. Их не только не учили думать, а и отбивали попытки наработать этот навык. Так, мало кому повезло в детстве попасть к учителю литературы, учившему думать, анализировать прочитанный текст, поступки и слова персонажей, взаимосвязи сюжетных линий и отдельных фрагментов произведения. Большинство вынуждали выучить на оценку, утверждённые дидактические единицы рассказанные преподавателем. И так из поколения в поколение. В результате большинство людей не способно понять смысл даже относительно простого и подробного текста. И хотя слова они понимают, но общего содержания, и тем более, подтекста уловить не могут. Только простые однозначные фразы. Если текст чуть сложнее, то для его точного понимания такими людьми остаётся только надежда на случайное совпадение с информацией, усвоенной на подсознательном уровне, которая сработает автоматически.

Большинство людей не читает книги не потому, что лень. Они не в состоянии осилить этот труд. Причём эта беда характерна и для большой доли обладателей дипломов вузов. Она является одним из наглядных симптомов явления, называемого функциональной неграмотностью. Страдающие ею трудноизлечимы. И не дело работодателей их лечить. А сами «больные» не могут осознать эту болезнь.

Эффективное управление такими работниками, даже имеющими золотые руки, возможно только при исключении для них рабочих ситуаций, в которых нет предписанных действий. При отсутствии предписаний они, как правило, либо останавливаются, либо делают по принципу «так сойдёт».

Кстати, этой «болезнью» постоянно пользуются мошенники, демонстрируя масштабы её распространения, ведь доля «больных», уже ставших жертвами мошенников, мала по сравнению с их численностью.

О смысле карьеры

«Я – начальник, ты – дурак». Эта фраза забетонирована в сознании всех подчинённых. И даже тем, кто боится и не стремится подняться хотя бы на одну ступеньку по карьерной лестнице, она создаёт психологический дискомфорт. Поэтому часть работников становится хотя бы маленькими начальниками, чтобы иметь формальное подтверждение, что есть большие дураки, чем они. Став таковыми, они и подбирают подчинённых дураков, заодно пытаясь обеспечить свою незаменимость.

Наиболее распространённый мотив карьерного роста — повышение потребительских возможностей. При этом должность рассматривается в качестве условия получения большего дохода по сравнению с подчинёнными.

Карьерные устремления являются и следствием социализации. Представление людей, что название их должности помогает сделать жизнь интереснее и сытнее, не лишено оснований. Обратите внимание на названия должностей продавцов на рынках товаров и услуг для бизнеса. Самое простое из них – менеджер по продажам, а ведь слово «менеджер» означает руководитель. Да, встречают по одёжке.

Названные мотивы карьерного роста показывают, что работники не рассматривают его в качестве инструмента для реализации жизненных целей. Должность, как и деньги – не цель, а инструмент. Но так мало людей хотя бы задумываются о том, что — же они хотят достичь в жизни. Вот и получается, что при удовлетворении меркантильных и других обычно расплывчатых желаний чего-то хорошего, карьера вырождается в мышиную возню, а ущерб от действий карьеристов значительно больше пользы от их достижений ради покорения новых «вершин». И гуманностью карьерные войны не отличаются, а модная суета с политкорректным планированием карьерного роста, описанных свойств не учитывает.

О бренде работодателя

Работодатели хотят лучших работников. Мечта каждого нанимателя — самостоятельное стремление лучших работников работать именно у него. Для реализации этой мечты надо применять методы аналогичные продающим. То есть кроме поиска нужных работников можно использовать рекламу рабочих мест, демонстрируя их привлекательность для соискателей вакансий. К этому теоретики приспособили слово «бренд» и… похоронили красивое правильное решение под кучей вредных и негодных приманок.

В качестве приманок для лучших, используются «прелести», соблазнительные для худших. Чего только нахаляву не обещают, надеясь, что на это клюнут самомотивированные к труду. Оказавшись под лавиной халявщиков и руководствуясь личными интересами, рекрутёры таких фирм набирают жаждущих делить деньги компании, а не зарабатывать их. Так они вносят вклад в ущерб от пиара бренда работодателя, приводящего к неприлично низкой рентабельности, а то и к убыточности предприятия. Но это не рядовых работников, не наёмных корпократов не беспокоит.

О работодателях и начальниках дураках

Одна из первых истин, которую я познал, впервые став начальником, была озвучена коллегой: «Всё равно подчинённые считают, и всегда будут считать нас непорядочными идиотами, поэтому нет смысла перед ними оправдываться». И в самом деле, не только бессмысленно, а обычно и нельзя раскрывать и объяснять подчинённым основания принятия управленческих решений. Вот и приходится им оценивать действия начальников, не имея нужной базы. А логика, построенная на ошибочных представлениях, порочна. Потому и конечный вывод неверен. И хотя начальники тоже совершают ошибки и глупости, но и в этих случаях подчинённые не задумываются о реальных причинах. Даже если начальники будут искренне отчитываться перед подчинёнными, то работники всё равно не поверят. Слишком уж разными категориями они мыслят. То же справедливо и для наёмных начальников в отношении владельцев фирм.

***

Есть ещё много аспектов деятельности предприятий, о которых не задумываются работники. А если и задумываются, то не на базе знаний, а основываясь на ошибочных представлениях. В чём-то это почти тотальное недомыслие упрощает управление ими, но в большей степени осложняет. Необоснованное недоверие, непонимание, ложные представления, отсутствие элементарных знаний, нежелание учиться, разбираться и мыслить, всё это вызывает дополнительные издержки и наносит ущерб самим же работникам.

Рекомендации и методы для преодоления или смягчения части из описанных выше недостатков вы, читатель, можете найти в сборнике моих статей, который я бесплатно пришлю по электронной почте по вашей заявке, а также в моих книгах «Откровенно об управлении предприятием», «Биороботизация работников» и «Что надо знать о деньгах с детства».

© 2015 — 2016, Ассоциация экспертов системного менеджмента «МихиКо». Все права защищены.

Rating: 5.0. From 3 votes.
Please wait...