Евгений Михайленко

О пользе корпоративов и тимбилдинга (навеяно пятницей и творчеством одного писателя)

Когда-то, когда мобильные телефоны были большими, а экраны у них застенчиво маленькими и уныло черно-белыми, я трудился, ну или делал вид что тружусь, в одной компании. И вот однажды хозяину сего заведения, утомленному трудовыми подвигами и впечатленному иностранной аббревиатурой HR, гордо красующейся на обложке толстого журнала с «инновационными статьями», пришла в голову мысль. Он собрал весь коллектив вместе и, подзуживаемый начальницей отдела кадров, изрек: «Мы это, того, э-э, ну в общем, короче, она скажет» и махнул в сторону кадровички. Та набрала в грудь воздуха и всей мощью своих весомых аргументов шестого размера, наморщив от осознания важности момента лоб, по слогам, голосом Левитана продекламировала: «устраиваем корпоратив, а то у нас это, (трижды сбиваясь в произношении заморского термина) тимбилдинг страдает». «Кто и чем страдает?» неразумно попытался уточнить главный инженер. Кадровичка Вера Семеновна всегда подозревала, что эти очкастые интеллигенты большие мастера по части всяких пакостей. Вот чего ему неймется, подумала она. Сидел бы где-нибудь, как и раньше в своем НИИ и пыхтел над кульманом, научили их на свою голову, чего он еще к своим в Израиль не подался? Внешне это выразилось в суровом взгляде, показывающем всю неуместность идиотских вопросов со стороны всяких инженеришков. Главный инженер виновато и послушно потупил взгляд. Это будет просто праздник какой-то, отшила его Вера Семеновна и одарила всех задорным взглядом людоеда.

Стратегический план операции «корпоратив» состоял в следующем. Рано утром в субботу автобус должен был подобрать нас от офиса и доставить в место предполагаемого заморского мракобесия на лоне природы. Там нас должны были передать в руки опытных инструкторов, которые и должны были сваять из нас сплоченную и дружную команду. Затем ожидался банкет в доме отдыха. Банкет подразумевал продолжение «тимбилдинга» в виде различной степени маразма конкурсов и завершался выступлением музыкантов. После ночевки в доме отдыха автобус же должен был вернуть нас в привычные оковы цивилизации.

В назначенный день у офиса нас ждал повидавший изрядно горестей и печалей на своем долгом веку кроткий, с виду вполне добродушный и смиренный автобус с беспородным и непритязательным названием ПАЗ. Вы когда-нибудь ездили на ПАЗе? Как это нет? Что Вы тогда можете знать о жизни? Пока мы выезжали из Москвы, дела шли более-менее. Но вот наш линкор бездорожья почувствовал зов предков. А предками у него, судя по всему, были отнюдь не вполне безобидные дилижансы или конные повозки. О нет! В душе нашего героя, среди ржавых болтов и гаек, обитала душа дикого зверя. Этот ПАЗ, возомнил себя мустангом. Подмосковные проселочные дороги казались ему прериями, по которым он мчался на свободу, издавая потусторонние звуки и постоянно стараясь тщательно перемешать всех своих пассажиров, а по возможности еще и сбросить с седла гордого сына кавказских гор, пытающегося рулем придавать ему желательные векторы движения. Наверное, именно это имел в виду классик, когда живописно описывал пируэты маркитанских лодок. Для полноты картины единения с природой ПАЗик время от времени выдавал прямо в салон клубы сизого выхлопного газа. Одна из бухгалтерш громко требовала выпустить ее немедленно, апеллируя к своему преклонному возрасту, нежеланию окончить свой земной путь в Подмосковном лесу и внуку — милиционеру. Однако ее усадили на заднее сиденье, где другие «командообразующиеся» (или командообразуемые?) вели ненавязчивую светскую беседу об автокатастрофах, падениях автобусов в ущелья, кто-то вспоминал про газовые камеры. Почти никого не тошнило. Настроение было праздничное.

Секретаря из приемной Светочку, в виду ее скромных габаритов и невесомой комплекции швыряло по всему автобусу. Чаще всего траектория окончания ее полетов завершалась в районе коленей усатого компьютерщика Жоры. Светочка при этом каждый раз густо краснела и извинялась, а Жора как-то нервно хихикал. После особенно живописного пируэта Жора заверил Светочку, что ему будут очень дороги все переломы и ушибы, которые она нанесет ему своим молодым упругим телом. Мне даже показалось, что сейчас он произнесет ей главные в жизни любой женщины слова, но предательский ПАЗ очередной раз наполнил салон свежей порцией благоухающего бензина и всем пришлось немедленно закрыть все возможные полости проникновения этого божественного нектара внутрь организма. Светочка осознала как скоротечна и хрупка бывает жизнь, как порой непредсказуемо ее окончание. А как же можно женщине окончить жизнь, так и не услышав этих слов? Это решительно невозможно. Но коварный ПАЗик был явно против таких лирических поворотов.

У окна, вцепившись маникюром одной руки в переднее и другой руки в собственное кресло, сидела переводчица Леночка. Леночка очень готовилась к этому выезду. Воспитанные в лучших традициях МГИМО, в ее голове рождались видения предстоящего мероприятия в образах светских дам и галантных кавалеров, морского бриза в лучах заходящего тропического солнца и дуэтом из мексиканца, страстно играющего что-нибудь в стиле фламенко. Как же можно оказаться в такой сцене без вечернего платья и соответствующей прически? Леночка пошла в парикмахерскую. Мастера прониклись всей серьезностью момента и возвели на ее голове из волос дворец, прямо с беседками, павлинами и экзотическими растениями. Реальность, в виде коварного ПАЗа, регулярно и беспардонно отрывала ее от романтических образов и постепенно превращала неописуемую красоту ее прически в творение бешеного абстракциониста. Леночка грустила.

По диагонали от Леночки сидела Оля. Сначала Оля пыталась отвертеться от мероприятия, ссылаясь на умирающую бабушку. Однако от Веры Семеновны так просто не отделывался еще никто. Она сообщила Оле, что после активной части отдыха на фуршете будут присутствовать наши деловые партнеры, многие из которых банкиры, и заговорщически подмигнула. Она рассказала Оле про одинокого банкира, который на работе руководит своим банком, а вечером, у себя дома, мечтает встретиться простую и добрую девушку. Теперь Оля готова была бежать хоть на край света. Уже женив в своей голове банкира на себе, она улетала на крыльях мечтаний на далекий остров, ну или хотя-бы в Париж. Дело оставалось за малым. Выглядеть нужно было соответственно банкиру, ну вот чтобы он посмотрел и сразу понял – она и есть простая и добрая девушка. Черное платье, одетое поверх белых лосин, должно было бесповоротно свидетельствовать – она ни какая-нибудь там вертихвостка, а девушка самых лучших правил и очень скромная. Прекрасная как дворец Оля готова была и не к таким страданиям во имя светлой любви к одиноким банкирам. Бабушка согласилась пока не умирать и дождаться банкира.

Автобус презрительно чихнул в сторону сидевших за водителем продажников и остановился. У двери организовалась пробка. Знаете, наверное, что-то похожее происходило на Титанике, когда на нем оставалась последняя шлюпка. Безопасники пытались организовать экстренную эвакуацию, но таковой основательно мешали габариты сотрудниц бухгалтерии. С горем пополам, по телам своих сотоварищей, основная часть сотрудников офиса прорвалась к спасительной свободе. Водитель деловито пинал автобус, упоминал какую-то мать, шайтана и что-то еще неизбывно прекрасное на древнем горном диалекте.

В литературе русских классиков не бывает комаров и мошки. Не знаю, как у них это получается, не спрашивайте. Шел дождь и летали комары. Комары были голодными, а дождь холодным, гремела гроза. В кино все главные герои, попавшие в грозу, весело уворачиваются от молний и радуются потокам воды с неба. Наш коллектив явно не радовался ни молниям, ни дождю. Офисные работники, что с нас возьмешь, витамины мы покупаем в супермаркете, а свежий воздух скачиваем прямо из интернета. И все-таки природа была прекрасной. Она не качалась, была устойчивой, а запах не вызывал анафилактического шока. Остальное было уже не важно. Потрясающая природа, праздник он и есть праздник.

Встретил нас лично руководитель операции «тимбилдинг» Василий. Василий был одет в форму цвета хаки, пах самогоном и несбывшимися мечтами. Отхлебнув из своей фляжки, Василий поведал нам, что презирает офисный планктон и как его достали всякие тут, кто имелся в виду под «всякими тут» Василий не уточнил. Он нам очень понравился. Кто-то из безопасников даже хотел с ним подраться, из любви и в знак уважения. Погода, как сказал Василий, нелётная, так что идите за мной. По пути Василий рассказал нам про свою работу в охранной фирме. «И вот влетают в офис 20 рейдеров в масках», но не такой человек наш Василий, чтобы забыть про свой долг. Включив особые боевые навыки, он убивает сразу на месте 18 из них, оставшиеся двое убегают, побросав оружие. А они, все 18, потом оказались чеченскими боевиками – ворами в законе. А те двое, что убежали, ну так это, во-первых, они бежали трусливо, а во-вторых, ну не зверь же он, чтобы прям всех поубивать. И это только степлером, а с оружием он самолично может всю колумбийскую наркомафию порвать как бобик грелку вдребезги пополам. Василий по пути поведал нам еще много занимательных историй, основанных на реальных событиях, происходивших в голове их автора.

Мы подошли к дому отдыха, на котором предательски проступала закрашенная надпись «пионерский лагерь». Вот мы и на месте, подытожил Василий. С погодой нам не повезло, но тут такая баня, что Вы обо всем забудете, веско добавил он. Видимо, Василий имел достаточно времени, чтобы изучить все окрестности и достоверно определить все места, вызывающие провалы в памяти.

Вера Семеновна потихоньку приходила в бешенство. Что-то явно шло не так, как она задумывала. Формы, соответствующие шестому размеру и полутора центнерам веса не оставляли герою борьбы с рейдерами-террористами никаких шансов. Вера Семеновна была из той породы русских женщин, которые горящие избы ломают прямо на скаку. Кадровик, считающий себя психологом – непобедим. К концу своего рабочего дня они мечтают только о волшебной палочке, а лучше дубиночке, хорошо поставленный удар которой в лоб соискателя, без всяких там бесед, анкет и проективных методик превращает последних сразу в зарплату рекрутера. Соискатели, они такие, на кадровиках-психологах они ставят всякие забавные эксперименты и бесчеловечные опыты. Рисуют натюрморты из сплошных кишок, кровищи и оскаленных зубов, пересказывают сюжет фильма «Кошмары на улице вязов» как свой личный опыт.

Безупречно натренированными боевыми инстинктами Василий со всей остротой ощутил, что из подобной схватки выйти победителем шансов у него нет. Немного смутившись, он как бы невзначай заметил, что в советской армии запрещалось убивать прапорщиков. Вообще, надо сказать, что в вооруженных силах того времени было много очень странного и совсем нелогичного. Но Подмосковная природа очень умиротворяющая. В 1941 вот, неспокойных немцев как хорошо умиротворила. Если бы на Ближнем Востоке была такая природа, евреи с арабами давно бы уже хороводы водили друг с другом.

А еще ситуацию спас босс, который приехал на большом черном джипе, размером с небольшой самолетный ангар и стоимостью, равняющейся годовому бюджету какой-нибудь недоразвитой страны. Босс взошёл на сцену и сказал, что раз уж с погодой не заладилось, то хоть повеселимся и отдохнем и чему-то грустно улыбнулся в раскидистые усы. Офисный люд приободрился, предвкушая возможность нормально поесть и приобщиться к напиткам разной степени крепости.

На сцену вышел ведущий мероприятия. Вы знаете, иногда, из сугубо гуманистических соображений, хочется их сжечь прямо в помещении той секты, откуда они берутся. Наш был классическим случаем. Минут через 5 он настойчиво потребовал от нас предъявить ему все-таки жениха и невесту, назвал прекрасной парой бигбосса и кадровичку, от чего кадровичка залилась нежным румянцем, а бигбосс нервно икнул. «Ну так это, давайте горько! Как не свадьба? И не поминки? Блин, это же я вчера на поминках корпоратив откатал?».

Мне неизвестны случаи гибели ведущих мероприятий при исполнении ими своих обязанностей, на рабочем месте, так сказать. Никто из них не принес свою жизнь в жертву Мельпомене, навредить им невозможно, настолько они мирные. Разве человек с таким мозгом может быть способен на подлость? У него же просто не хватит на это объёма оперативной памяти в голове. Теперь подобные мероприятия чаще ведут некрасивые женщины с резкими голосами и необузданным темпераментом. Я боюсь их громких призывов и страшных традиций. Я сам некрасивый и глупый, зачем мне конкуренты?

И тут внесли шашлык. Тамада тамадит. Все как положено. Вы замечали, что чем дешевле шампанское, тем выше его противовоздушные свойства? Я бы даже всерьез рассмотрел вариант огородить территорию страны батареями с каким-нибудь шампанским «последний вздох монаха на исповеди грешницы». Как показывает практика, у супостата не было бы возможности уцелеть в воздушном пространстве нашей родины. Такое шампанское не оставляет осветительным приборам в помещении никаких шансов, их осколки придают блюдам праздничного стола особую прелесть и некий шарм, а еще они дополняют музыкальный фон неповторимым хрустением под ногами.

А теперь музыка — взвизгнул ведущий. На сцене появился явно «после вчерашнего» джаз-банд, как они гордо себя объявили. Вызывающее пренебрежение к музыкальной гармонии и игнорирование нескольких нот не оставили сомнений – это музыканты. Джаза там и рядом не было, ну а с бандой, думаю, можно согласиться. Не знаю, составляют ли они собой преступной сообщество или нет, но то, что они издеваются над гражданским населением, совершенно очевидно. Пела эта банда прямо в мозг. После того, как они спели про замерзающего ямщика, миллион алых роз и владимирский централ, начались танцы. Черствые, не разбирающиеся в искусстве, не понимающие танцев индивидуумы считают, что именно так выглядит припадок. Но это, безусловно, от недостатка воспитания вкуса в раннем возрасте.

Кладовщица Настя убежала в лес, потому что на нее не смотрел закупщик Андрей, а Андрей тем временем влюбился в даму облегченного поведения Светлану из службы доставки. Как только Настя вернулась, в нее тут же влюбился курьер Ашот. Убегать обратно в лес до окончания любви было глупо, и она осталась. К тому же, пока Настя бегала, она умудрилась подвернуть ногу и теперь хромала. К ней подходили другие люди и спрашивали о переживаемой боли и возможных последствиях. Уезжать на самом пике такой популярности было бы еще глупее, и Настя осталась в наших рядах, развернув мужа, уже выехавшего на ее спасение на машине, обратно в унылое одиночество однушки на окраине Москвы. Светлана, вернувшись с перекура, перепутала Андрея с Ашотом и явно благоволила последнему, она вообще в лицо различала только котиков и воображаемых соперниц. Антонина Петровна, руководитель ПТК полезла куда-то вглубь своего обширного балдахина, где у нее в портмоне была ее фотография, ну чтобы показать фото себя в молодости, заодно показала всю себя в настоящем.

Потом на сцене пела девушка в таких дразнящих шортах, что женатым мужчинам пришлось вырывать себя из лап искусства нечеловеческим усилием воли и, тем не менее, образ женщины с глубоким декольте и короткими шортами многим врезался прямо в гормональную систему.

Бухгалтерша Алевтина Гусейновна заявила, что потеряла кольцо с бриллиантом, слезно умоляла его найти. По ее уверениям, она была согласна еще множество раз терять все что угодно, включая самое дорогое что у нее есть (наверное, она говорила про недавно купленный аппарат для лечения радикулита и камни в ее почках), но только не это кольцо. Мы, было, попытались в сотрудничестве с местным двор-терьером по кличке Колбаса помочь даме с поисками. Не то, чтобы нам очень уж хотелось что-нибудь от Алевтины Гусейновны, но вдруг я сделаю что-нибудь полезное, подумал я. Колбаса же явно не прельстился заманчивым предложением Алевтины Гусейновны и отказался помогать в поисках. А зря. С его нюхом и моей жадностью мы стали бы отличной командой, очень командообразованной.

А банкир так и не приехал, и это очень расстроило Олю. Она находила вопиющую несправедливость в количественном неравенстве банкиров и женщин. У каждой женщины должен быть хотя-бы один банкир, банкиров можно бы даже больше чем женщин, потому что некоторые мужчины тоже хотели бы за банкиров замуж. А в этом жестоком мире пропорция явно нарушена и компетентные органы никак на это форменное безобразие не реагируют, игнорируя страдания простых Оль. А тем временем она, Ольга, ходит даже на психологические курсы, чтобы развить свои навыки в овладевании банкирами хотя-бы до уровня продвинутого пользователя.

В понедельник возле дверей офиса появилась не очень художественная надпись: «Настя – проститутка». Маркетологи были очень разочарованы. Ну как же так? Ни фото, ни описания, ни прайс-листа. Это объявление своим разрушением маркетинговых принципов доводило их до исступления, как считать ROI? Где контактные данные, куда обращаться, если захочется пойти и пристыдить ее? Как можно по такому объявлению посчитать количество лидов и выяснить его эффективность среди целевой аудитории? Не ясно даже, хорошо или плохо, что Настя такая.

Женщин же куда больше взволновал моральный облик родной компании. Особенно женщин, чьи мужья работали в этой компании и имели достаточно наивности доложить им об этом маркетологическом казусе. Два полюса, два разных взгляда на мир. Они осознали, что маркетинговое несовершенство объявления не долго будет препятствием для целевой аудитории. Того и гляди, мужья станут возвращаться с работы с запахом Chanel. А многие женщины категорически не выносят мужей с таким приятным запахом. Были объявлены поиски, к которым были подключены также и штатные сотрудники. Вера Семеновна, со свойственным ей деловым подходом дипломированного психолога, взялась составить психологический профиль нарушителя цветового решения фасадной части здания. После долгого пыхтения, с ликующим видом она провозгласила: разыскиваемый склонен к зависти и умеет писать… Под этот психологический портрет подходили все сотрудники компании… За ситуацию взялся безопасник и заявил, что через час он публично изобличит нарушителя спокойствия. Зная, что его умозаключения близки к генератору случайных чисел, дружный командообразованный офис предпринял ответные действия. Многие побежали домой выключать утюги. Оставшиеся, из числа самых храбрых сердцем и молодых, старались пересесть к выходу, шредеру, аптечке и другим средствам самообороны. В этот момент в офис вошел незнакомый мужчина и, извиняясь, сказал, что творчество на стенах дело рук его малолетнего разгильдяя, который таким образом пытался привлечь внимание девочки, живущей в доме напротив нашего офиса. Честь офиса была спасена с помощью ведра краски и парочки талибов с ближайшей стройки.

Убегавшая в лес Настя через неделю все-таки доломала себе чего-то в поврежденной ноге, и муж долго ходил к ней в больницу погладить ее по гипсу. Иногда туда же приходили и Андрей с Ашотом.

Вы спросите, чем занимался там я? Я был красноречив и метафоричен, сыпал во все стороны высокохудожественными комплиментами и аллегориями, выразительно жестикулировал, или это может быть не я, а коньяк внутри меня. А Вы говорите какая польза от тимбилдинга? Как это какая? С ним можно так отдохнуть, что коллеги из других компаний в понедельник умрут от зависти глядя на Вашу усталость и несвежесть.
Вот такая вот хорошая история.

© 2015 — 2016, Ассоциация экспертов системного менеджмента «МихиКо». Все права защищены.

Rating: 4.5. From 2 votes.
Please wait...