Сергей Мартынов

Возлюби жулика своего

Меня давно волнует и тревожит некоторая враждебность, которую проявляют мои коллеги по отношению к мошенникам, дела которых им приходится расследовать. «Нетерпимость к любым хищениям – мое второе имя!» или «Вор должен сидеть в тюрьме» восклицают они поутру, придя на работу и далее при каждом удобном случае. Просто Черный плащ какой-то. Оставим лозунги службе PR – у них это лучше получается, с пафосом и во всю стенку.

Наше же дело – выявлять и расследовать. Поймите — жулик (он же мошенник) – это наше всё! Он нас кормит и поит, своим существованием украшает и делает необычайно интересной нашу жизнь! Он для нас – как месторождение для нефтяника, лес для лесника, древесина для ЦБК, жжёный сахар для кока-колы.

Цените и лелейте его. Юный аудитор потирает руки и ласково поглаживает рукоятку паяльника. Вот не надо так. Тоньше, деликатнее пожалуйста. И для начала позабудьте методики проведения интервью, которых вы по неопытности начитались из всяких умных книжек. Они скопированы с методик проведения допросов и не работают в бизнесе по многим причинам. Ну не будет сидеть и беседовать с вами подозреваемый три-четыре часа. Максимум через 30 минут встанет и уйдет. Скажет, спасибо, но мне некогда – утюг забыл выключить. Врать может, сколько хочет – нет никакой ответственности за дачу ложных показаний.

Не добивайтесь признания, не надо – фиг вы его получите. А если и получите, себе же хуже сделаете. Потому как наутро по совету друзей и адвокатов побежит ваш клиент в полицию и напишет заявление, что вы ему палец дверью прищемляли и признание вымучивали. И не смотрите на него строго и пристально, как железный Феликс. Не устраивайте ему свидание в подвале со светящей в глаз лампой. Человек напрягается и замыкается. Ничего интересного он вам не расскажет. Современный жулик – существо высокоинтеллектуальное, УК, УПК и свои права знает, на угрозы и давление реагирует шутя и непринуждённо.

В основе проведения интервью в бизнесе – добровольное согласие и сотрудничество. Вот он, ваш любимый жулик. Изучайте его биографию и характер, пока он не станет вам как родственник. Почувствуйте к нему эмпатию, подстройтесь, установите отношения взаимопонимания. Эмпатия – это «понимание эмоционального состояния другого человека путем сочувствия, сопереживания, способность представить себя на месте собеседника». Установите раппорт – это принятие собеседником предложенной роли в игре. Подстройтесь под него – поза, мимика, жесты, дыхание, модальность. Да, всему этому не просто научиться. Согласен, один выстрел в ногу заменяет и эмпатию, и раппорт вместе взятые. Но этот вариант в силу определённых причин непроходной.

И вот когда есть простой человеческий контакт, тогда начинайте беседовать. Как с любимой бабушкой или внучкой. Со всем уважением. Найдите его проблему, которую он хочет решить. Обратите внимание: он хочет, не вы. Нет такой проблемы? Не беда. Создайте её потихоньку. И помогите решить, но так, чтобы в процессе общения получить нужную информацию.

Какая у вас цель расследования? Разоблачить, посадить и возместить? Наше исследование показало, что до приговора суда доходит не более 5% всех случаев внутреннего мошенничества в бизнесе, а про возмещение ущерба и говорить не хочется. Если поймали за руку несуна на проходной – нет проблем. А серьёзное мошенничество вряд ли получится доказать. Если кто пробовал доказать умысел (а без этого нет состава этого преступления), тот меня понимает. А без умысла это не мошенничество, а просто риск хозяйственной деятельности.

Поэтому самое большее, что вы можете получить в большинстве нетривиальных случаев – обоснованную уверенность, что мошенничество произошло, совершил его тот-то и таким-то образом. На самом деле это и есть всё, что менеджменту нужно для принятия управленческих решений. Уволить виновного, перевести на другое место, провести воспитательную беседу, или углублённо расследовать дальше.

Рекомендую ставить цели расследования по возрастающей:

• Провести оценку риска хищения. Прелесть в том, что быстро. Плохо то, что можно ошибиться. Причем ошибка может быть как первого (false positive), так и второго (false negative) рода. Но для информирования руководства и принятия решений о продолжении или не продолжении расследования достаточно. Предположим, начальство решило ковыряться ширше и глубже.

Тогда

• Провести расследование до глубины получения обоснованной уверенности. Получили – доложили. Убедился главный менеджер, что «подгнило что-то в Датском королевстве» — хорошо. Пусть принимает решение – простить другу Коле украденный миллиончик или не простить. Его в конце концов дело. На основании «обоснованной уверенности» дело не возбудишь, но друга Колю пошпынять можно.

Но предположим, что с другом Колей разосрались, и принято решение копать под него глубже и тщательнее. И тогда

• И вот только тогда начинаем долгий и муторный процесс, цель которого – принести следователю в папочке готовое уголовное дело. Которое, если не забыть в него вложить конвертик, доведет процесс до логического завершения в зале суда.

Что так сложно? – спросите вы. А дело в том, что затраты ресурсов на оценку рисков, получение обоснованной уверенности и сбор доказательств для уголовного дела соотносятся как 1:10:100. Только и всего.

А жуликов своих любить не забывайте…

© 2016, Ассоциация экспертов системного менеджмента «МихиКо». Все права защищены.

Rating: 2.2. From 5 votes.
Please wait...